jjjrica: (про похуй (smoke))
Есть люди, которые даются нам Богом, есть – которые Дьяволом.
Внешне они неразличимы. Разница состоит лишь в эффекте, оказываемом ими на нашу жизнь.
«Любые отношения движутся я направлении завершения». И все заканчивается. И хорошее и плохое.
Когда-то тебе удается поймать этот тонкий зазор времени, отверстие в стене для стрельбы арбалетом, ты понимаешь, как относителен мир. И все, что происходит в нем, имеет ценность лишь ту, которую ты сам ему придаешь.
Я еду по нежно-сиреневой ветке Metro de Paris. Не потому, что мне нужно в Балар или Пуэнт-дю-Лак, просто мне нравится ее цвет. И просто у меня есть время. Все время этого мира. А когда она закончится, всегда можно пересесть на новую и продолжить путь. В воздухе уже нависает коричный аромат Рождества, «belle, belle» - перекатывают, как сладкую карамель, на языке молодые французы и мсье в возрасте. Я улыбаюсь в себя. Так занятно понимать, что они даже не догадываются, что и сейчас и некоторое время еще, я – не простая femme, а шкатулка с секретом. Во мне, как гигантская рыба в тесном аквариуме бьется жизнь. Но во мне и столько внутреннего трагизма и декаданса сейчас, что  даже на банальное «Ca va?» я почти не способна. Острый рассол смерти поменял состав моей крови до неузнаваемости. Мне кажется, опыт, поставленный надо мной, осветит нечто новое в алхимии веков.
Где-то рядом оживленно шумит Дефанс – Вашингтон современной Франции. Мне туда не нужно. Я далека от этой неумолимой толпы, ревущей за горизонтом. Как черная вдова в фиолетовом пальто с Тирсеном в наушниках, я перебираю ногами то белые спинки, то желтые животы кленовых листьев.
Этот город без тебя похож на огромное кладбище Нёйи-Сюр-Сен. Здесь родился Бегбедер и похоронен Анре Моруа. Оно умиротворяющее безбожно, как доза морфия для онкологического больного. Здесь прекрасно и одиноко. И мне кажется, я проспала миллионы лет, величественно покоясь под одной из его плит в вуали и шляпке, с приложенным к артрозным кистям мундштуком.
Я приезжаю на Монмартр, где сердце рассыпается в щепки от вида кафе, где ты маскулинно держа длинную десертную ложку, кормил меня тирамису. Как символично сложились переводы этих двух слов теперь: Tiramisù – подними меня вверх и Montmartre - Гора Мучеников. С остервенением, как блокадница, дорвавшаяся до пищи, ем я эти воспоминания, пытаясь найти ключ к разгадке самой большой тайны: Зачем, зачем все это было с нами? Зная, как ты сейчас в стране белых лотосов и холодных ветров гладишь по загривку кого-то, кто случайно оказался рядом, и в глубоком бассейне твоих мыслей плещутся воспоминания о нашем времени.
Грузная, как большая белая медведица, я падаю на ледяную широкую кровать гостиничного номера и с улыбкой вспоминаю смс: «чтобы стало тепло, надо включить батареи». Тогда, целое время назад, это было благословенным началом. Сейчас – предсмертная агония. Пройдет несколько минут, и комната начнет наполняться пьянящим теплом, я стану жалеть, что мне нельзя вина и кофе и скучать о доме с большими бабочками на стене. Мое подсознание, некогда вскормленное алкоголем и фенозепамом, рисует на потолке причудливые тени сказочных драконов, то ненадолго сдавливая виски сном, то показывая уже новые картины: старцев в дряхлых одеяниях или румяных голопопых младенцев на лугах Прованса.
Когда-то я засну.
Когда-то прогуливаясь в Нёйи-Сюр-Сен или Сан-Мишель ты увидишь изящную мраморную плиту цвета айвори. На ней не будет ничего, кроме надписи «En ma fin est mon commencement*». Легкий зефир прозрачной струйкой протянется по твоему позвоночнику. Ты обопрешься на тонкую клюку, теряя устойчивость.
- Дедушка, кто это был? - спросит маленький внук, цепляясь пухлыми ручонками за полу твоего пиджака.
- Я не знал ее, - ответишь ты, тяжело передвигая в голове бетонные плиты воспоминаний.
И, как всегда, не обманешь.
_________________________________________
* "в моем конце - мое начало" - слова, когда-то вышитые марией стюарт на парчовом покрове.
jjjrica: (Default)

Это лето не хочется отпускать. Хочется слизывать его, как остатки варенья со стенок пиалы, удерживать его песчинки в сухих ладонях, вторить его спиритическому дыханию.

В нем было столько изысканной боли и величественного раскрытия ящика Пандоры и столько же щенячьего, визгливого счастья, трогательных слез радости и веры в чудо. Я ходила по нему, как неумелый канатоходец, то и дело теряя равновесие. А удерживаясь, не верила в происходящее, но продолжала шагать. Оно дало мне столько сил и основательности движений, столько неумолимого упорства, и вознаграждением за это стала мечта, так естественно вплетенная в канву жизни. Так органично пульсирующая в ней, движимая свежим дыханием ветра.

Это лето давало мне с лихвой. И плохого тоже. Но плохое было небрежным, нехудожественным, как мазки маслянистой сажи. У плохого был такой невероятный антураж, что предаваться тоске в нем было совершенно неприлично. А в самой своей середине лето раскрыло раковину прекрасного, отпустив в мою жизнь то, что так давно сдерживало на потом, жадничало и искало причины отказа. И все же эти мазки сажи, угольная разметка так беспардонно наносимая чужими на холсте моего существования, летит оплеухами под мои высокие скулы, оттачивая их геометрию. Нет, у меня не бывало невыстраданного счастья, такого, чтобы грузовиком с пряниками вдруг переворачивалось на моей улице. У меня не бывало естественных и спокойных состояний идентичности, когда я могла бы раскрыть жабры и дышать свободно. Понимать, что я единственная, любимая, что все точно будет хорошо, что ничего моему счастью уже не помешает. Что головы кишащих вокруг горгулий все давно отсечены и безжизненно плавают по поверхности океана жизни. Я вообще не уверена в достижимости этого состояния.

Но это лето, лето, которое теперь уже точно, наверняка, останется в моей памяти нестираемой вехой времени, потому что, может быть, именно в нем произошло Самое. И окончание и начало.

немного мозаики этого лета в карточках
сначала была умопомрачительно-выверенная германия, милан, потом бирюзовая ницца, канны с белым частоколом яхт, гламурный монако, магические альпы, снова италия..


... )

Posted via LiveJournal app for iPhone.

jjjrica: (my sweet)

больше всего в путешествиях мне нравится, что во всех южных странах меня принимают за свою.
в Испании изумляются, что кроме ola и te amo я ничего не понимаю - ведь испанка же..во Франции - за француженку. в прошлом году в тулузе пришлось жестами объяснять какому-то гасконцу, что я в принципе не могу говорить. поверить, что я не знаю французского он не смог. в Турции, Египте и Болгарии я вообще смахиваю за коренную жительницу.
здесь меня принимают за гречанку,
и на слова ómorfi̱ kopéla я оборачиваюсь и кокетливо улыбаюсь
еще бы
ведь загорелая женщина красива форева




и в этом году у меня самое грустное на свете море, которое не отпускает меня никак

Posted via LiveJournal app for iPhone.

jjjrica: (Default)
сиам делает тебя тоньше. ты впадаешь там в две крайности: от маленькой элли до эммануэль. тебе хочется блестеть и пахнуть кокосовым маслом, чтобы капельки моря, круглые, оформленные, тянулись по тебе мириадами бриллиантов. человек, который видит настоящее лето только выезжая на море, каждый раз проходит reboot of mind: еще вчера ты ходила в шубе и врубала печку в машине на максимум, а сегодня тебе уже хочется жемчуг, белый купальник и пинаколаду. все знают, как я люблю море. мне не надо сидеть в нем часами, но если я знаю, что оно в близкой досягаемости, я чувствую себя спокойнее. совершенно так же я люблю и мужчину. сиам легкий, отороченный золотом, манящий своей изысканностью. точка, в которой сливаются чистый, самоотверженный буддизм и греховность в своем абсолюте. настоящее королевство.
Photobucket

..еще тая )

Profile

jjjrica: (Default)
jjjrica

July 2013

S M T W T F S
 123456
7 8910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 09:21 pm
Powered by Dreamwidth Studios